В Ленобласти нашли захоронение останков узников концлагеря

Как утверждает ТК «Звезда» Останки узников немецкого концлагеря обнаружили в Ленинградской области в б безымянных могилах — в общей сложности, больше полусотни человек. Это убитые нацистами жители оккупированных территорий и советские военнопленные.

image

Останки узников немецкого концлагеря обнаружили в Ленинградской области в б безымянных могилах — в общей сложности, больше полусотни человек. Это убитые нацистами жители оккупированных территорий и советские военнопленные.

Теперь поисковики, нашедшие могилы, хотят установить имена тех, кто в них захоронен, но, как убедился корреспондент «Звезды», сделать это будет крайне непросто.

Самая важная находка поисковых работ — истлевший кожаный кошелек, внутри которого обнаружился небольшой металлический прямоугольник. Им оказался жетон военнопленного с номером — 1477. Такие жетоны немцы выдавали военнопленным только в самом начале Великой Отечественной войны, потом номера наносили татуировкой. Эти цифры — единственное, что, возможно, поможет установить судьбу найденного бойца. Больше в огромном раскопе не было никаких личных вещей и документов.

Концлагерь фашисты устроили осенью 1941 года неподалеку от деревни Староселье Тосненского района. От самого лагеря ничего не осталось, но, благодаря рассказам местных жителей, поисковикам удалось найти кладбище, где хоронили всех погибших.

Судя по останкам, большинство военнопленных были совсем молодого возраста — красноармейцы. Одни, очевидно, были расстреляны, другие — погибли от голода и измождения, не выдержав нечеловеческих условий.

Именно в этот пересыльный лагерь маленькой девочкой попала и Антонина Прокофьева. Ее туда вместе с матерью и сестрой немцы пригнали из соседней деревни, но ей удалось выжить.

«Барак, доски неструганные, такие дырки, у нас туда головы пролезали у детей, смотрели. Собаки все время… собачий лай… Ощущение осталось — все время хотелось есть…», — вспоминает она.

Дед сержанта Григоровского — Яков Григоровский — тоже был в немецком плену, но вернулся домой. Теперь его внук аккуратно очищает останки тех, кто с войны не пришел. Яков еще на «гражданке» занимался поисковыми работами. Когда пришло время служить — сам попросился в этот батальон.

«Я специально пришел сюда в поисковый батальон, знал, за полгода, что я сюда попаду. У меня такое воспитание, что я знаю, что это, для чего это нужно. Я восстанавливаю имя бойцов», — объясняет он.

Установить имена найденных здесь бойцов — крайне трудная и долгая работа. Но уже принято решение, что все останки перезахоронят с воинскими почестями в братской могиле у ближайшего поселка.